Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Страница заблокирована Роскомнадзором

В следующие дни, хотя это были выходные, происходил все тот же странный ритуал: вечером я становилась мужчиной, уже не стесняясь, я дрочила приросший к моему телу хуй, вжимая в лобок его дрожащее тело и доводя себя до чисто мужского оргазма, после которого, как и следует мужчине, я проваливалась в глубокий сон, а ночью он будил меня и насиловал жестко и почти садистски.
Конечно, очень скоро я попалась: сначала мама спросила, чего это я так осунулась, а потом, я с ужасом увидела, что она днем поменяла белье на моей кровати! Мой дорогой лежал на своем месте под подушкой, аккуратно перевязанный своим проводочком!
По телефону мама сказала, что волнуется за меня и, что мне надо себя поберечь и отдохнуть.

Через несколько дней Володя позвонил мне на работу, точнее позвонила Тамара, а, когда я подошла, она поздоровалась и передала трубку Володе. Я вся сжалась, боялась, что скажу что-нибудь, что выдаст меня с головой; ведь все эти дни я только и думала о своем, теперь уже точно моем хуе, спешила к нему, и ждала его ласки. Разговор оказался легким, хотя вопрос о соответствии размера подарка был явно двусмысленным, это могло относиться и к футболке. Может он не хочет говорить об этом при Тамаре... Ладно, я ему еще припомню! Злость уже прошла, да и уже было трудно вспомнить, что же я делала, как жила до того, как у меня появился мой Большой Друг, мой ласковый и нежный зверь, свободно меняющий мой пол, и прививающий мне какие-то сумасшедшие привычки.
Володя приехал неожиданно. То есть я знала, что он обязательно приедет, но как-то оказалась совершенно не готова. Встретились в метро, как будто не расставались.
Я немного нервничала, а он наоборот, был спокоен и весел. Немного поговорив, я поняла, что мы кого-то ждем, и, конечно, тут же появилась Тамара. Поздоровались, даже поцеловались, слегка коснувшись щеками, и, как-то, само по себе, мы все вошли в стоящую электричку. Только после третьей остановки я поняла, что мы едем в сторону моего дома! Вот еще! Я и не планировала принимать гостей; в доме не убрано, обычный обед, хорошо, если хоть мама уже ушла. Внешне все было очень мило, мы трепались о делах и знакомых, ругали начальство, но я себя чувствовала напряженно, а сказать и остановить компанию уже не получалось.
Володя уверенно вел нас к остановке нужного автобуса, хотя и был у меня всего один раз. Только возле моего дома, я как-то пролепетала, что у меня нет ничего праздничного для стола. Зашли в универсам. Мы с Тамарой пошли искать чего-нибудь мясное и какие-нибудь закуски, а Володя сразу отправился в винный отдел. Нагруженные пакетами мы ввалились ко мне в квартиру. Мама, видимо, только что ушла; на плите стоял еще горячий суп. Как-то быстро накрыли на стол прямо в кухне, и оказалось, что все очень даже прилично. А хрусталь, "Мартини", водка, тоник и еще какие-то соки делали стол просто праздничным. Выпили за встречу. Водка с "Мартини" и тоником оказалась очень даже вкусной.
Беседа оживилась и я успокоилась. Я не переодевалась и так и осталась, как была на работе, в светло бежевом обтягивающем джемпере и длинной шелковой юбке. Было даже весело, поэтому, когда Володя предложил тост за мой прошедший день рождения, я со смехом залезла на табурет. Володя встал и я оказалась стоящей с наполненным бокалом в руке, на табурете, лицом к сидящей Тамаре.
Он бережно поддерживал меня сзади за бедра, пока я читала какой-то детский стишок. Неожиданно я почувствовала, как Володины пальцы скользят под юбкой по моим ногам.
Я стояла как дура, боясь посмотреть вниз на Тамару. С бокалом в руке я застыла, прислушиваясь к движению его пальцев. Они были легкими и нежными. Вот опять, из-за своей вечной кокетливости, я оказалась в совершенно дурацком положении!
Черт меня дернул, лезть на этот табурет! С леденящим ужасом, я поняла, что, Володя спускает вниз мои трусики. Господи! Я замерла и непроизвольно взглянула вниз. Тамара спокойно что-то раскладывала по тарелкам и даже не смотрела (или старалась не смотреть?) в нашу сторону. Трусы уже спустились до колен, я была почти в шоке. Я боялась потерять равновесие и запутаться в трусах, но чтобы спрыгнуть с табурета, теперь нужно было переступить через эти чертовы трусы.
Самое ужасное, что я это сделала! Володя со смехом успел чмокнуть меня в затылок и задвинул табурет вместе с моими трусиками под стол. Я плюхнулась на диван, судорожно сжимая пустой бокал и боясь поднять глаза на Тамару. Однако, она вела себя совершенно спокойно, о чем-то весело заспорила с Володей, как будто ничего не произошло.
Поерзав, я убедилась, что я не сошла с ума и не сплю; шелковая ткань юбки приятно касалась всех мест, а отсутствие резинки придавало ощущение свободы и даже как-то волновало. Есть уже больше не хотелось, мы еще немного выпили, и Тамара занялась приготовлением кофе. Володя обнял меня и незаметно подтолкнул к двери. Мы перешли с ним в спальню и, только здесь, посередине комнаты он первый раз поцеловал меня. Я просто улетела в его поцелуй, со всей силы прижавшись к его крепкому телу.
"Как мой подарок? Он тебя не обидел?"
Непроизвольно я взглянула в сторону кровати, и Володя, перехватив мой взгляд, сразу вытащил из под подушки свой "подарочек". Я покраснела, как будто меня застали на месте преступления, а Володя уже спокойно и ласково, приподняв мне юбку, одевал на меня моего спасителя и мучителя. Дверь была закрыта, но в любой момент могла войти Тамара. Я не могла сопротивляться, а когда Володя еще туже затянул ремешки, и привычная вибрация вошла первой волной в мое тело, я и вовсе потеряла способность что-либо соображать.
Неожиданно, действительно в комнату вошла Тамара с подносом, на котором стояли чашечки с дымящимся кофе. Я резко опустила юбку и повернулась к зеркалу, поправляя тушь на ресницах, а Володя спокойно отошел и сел на край кровати. Я боялась повернуться, т. к. юбка задиралась на торчащем члене, и надо было как-то выскочить из комнаты, что бы снять эту, опять мучающую меня, штуковину. Сзади было тихо, и я догадалась, что можно, чуть повернувшись, увидеть в зеркале ту кровати, на которой сидел Володя.
Тихие волны вибрации по-прежнему сладко ударялись в бой лобок, приятно возбуждая, а страх подглядывания еще больше волновал меня. Я посмотрела в зеркало и увидела, что, уже в полутемной комнате, не обращая на меня внимания, Тамара опускается на колени на пол перед Володей, сидящим на краю моей кровати. Потом он мягко откинулся назад, и она приникла к его коленям. Через минуту к ровному тихому гудению моего мучителя стали добавляться звуки прерывистого дыхания и причмокивания.
Неожиданно, мой хуй стал твердеть и я, даже как-то стала выше, сильнее. Хуй властно возрождал мужчину во мне. Уже ничего не смущаясь я повернулась и в упор смотрела на Тамару, глубоко заглатывающую большой Володин член. По-видимому, она уже, как и я, была перевозбуждена, потому что, быстро двигала головой, не видя никого и ничего вокруг. Не в силах сопротивляться моему насильнику, дрожа, я сделала первый шаг. Мой хуй вел меня, мужчину, к восхитительной женщине, моей мечте, страстно ласкающей любимого. Не понимая, что я делаю, я опустилась на колени позади Тамары. Руки сами сжали ее бедра и начали поднимать вверх ее юбку.
Трусов на Тамаре тоже не было. Крупные белые, с нежно голубым отливом, ягодицы завораживающе покачивались передо мной. Я вновь ощутила тот тонкий кисловато-пряный запах. Так вот что чуял мой ненасытный насильник! Этот путь был ему уже знаком!
Мужчина, которым в этот момент я была, хотел эту женщину, и ничто не могло его остановить. Едва коснувшись ее тела, мой хуй затрепетал еще сильнее. Знакомая вибрация вошла и в Тамарино тело. Изогнувшись, она с такой силой вдавила в себя мой член, что он вошел в нее весь, вместе с колючками, и ее ягодицы с силой прижались к моему животу. Наколотое на два хуя Тамарино тело только конвульсировало, стараясь поглотить нас обоих. Дрожь волнами проходила по всем нашим слившимся телам.
Вот, оказывается куда меня вела та крупица сатанинства, которую так нежно выращивал во мне мой мучитель. Я уже и не могла думать о нем в отдельности от себя, это была часть меня, а может это я уже становилась его частью. Кажется, мы стонали, но уже ничего не слышали и не чувствовали, кроме желания исчезнуть в глубине друг друга. Оргазмы рвали нас, и мы уже не понимали, чей оргазм сейчас сотрясает наши сколотые тела. Тамара дарила нам с Володей всю свою любовь, а мы, два огромных мужика, наслаждались мукой абсолютной власти, своей ненасытностью и мощью. Я яростно двигала животом, насаживая Тамарино тело, я была ее властелином!
Она умоляла меня прекратить эту пытку и, одновременно, просила еще глубже и сильнее воткнуть в нее мой несгибаемый хуй. Я не помню, как это все кончилось, может быть я потеряла сознание. Очнулась я от звука шагов, в комнату входила Тамара. Я лежала под одеялом и чувствовала, как на меня фиолетовыми волнами подкатывается озноб.
Тамара сказала, что Володя ушел, он опаздывал на поезд, и дала мне горячий кофе. Постепенно мне стало легче. Тамара заботливо ухаживала за мной, а я чувствовала необыкновенное тепло, которое исходило от ее лица, слов, движений. Я уже любила ее и, как маленькая девочка, ждала ее ласковых прикосновений. Она прилегла рядом и я заснула у нее на мягкой теплой, такой родной, груди. Ночью, как всегда, зов зверя разбудил меня. Не в силах сопротивляться его желанию, я, почти не просыпаясь, привычно раздвинула ноги и пошарила рукой под подушкой. Нежно, но уверенно, мою руку остановили Тамарины пальцы.
"Милая, не надо! Иришка, родная, - услышала я Тамарин шепот, - не мучай себя, не надо! Я здесь, с тобой" Ее ласковые руки гладили мои волосы, зов зверя отходил все дальше, а на его месте тонкой свирелью звучали нежные прикосновения Тамариных рук. Все мое тело устремилось в ее тепло, я уткнулась носом в ее теплый сосок и заревела, как последняя дура. Уже через минуту мы ревели вместе, навзрыд, не стесняясь друг друга, и не было на свете никого ближе нас.