А дальше наш отпуск потёк своим чередом — восновном бухали, если находили место и время чтоб никто не видел — обязательно трахались. Мать тоже хотела не меньше меня и я это видел. Дома-то легко — почти всегда если мы не в стельку можем перепихнуться. А тут… Но зато пили столько сколько угодно — самогон восновном, но и водку тоже. Обычно мать готовила какую нибудь закусь по быстрому и если бабка ушла (а я иногда спрашивал — надолго ли мол, да куда) — лезли на чердак с бухлом и закуской. Иногда, когда всё ж был более-менее трезвый помогал бабке в огороде. Она сперва меня всё ругала что не просыхаю — а через пару недель жалеть стала, то и дело денюжку мне давала.

Я сперва брать отказывался — пенсия у неё маленькая, но во-первых она б очень обиделась, а во-вторых денег у нас было не так много, а бухать хотелось. И вот как-то раз мы с мамой опять проснулись, похмелились, перекусили. Она отсосала мне (на этот раз в сарае) уже привычно. Я старался быть нежным — в последнее время у меня не было партнёрш кроме мамы и я всё больше разглядывал в ней женщину. Да она блядь и ляжет под любого но она тоже женщина! Надо только об этом помнить и я помню. И люблю её. Я вылизал её пизду, довёл до оргазма и опять погрузился языком вовнутрь. Потом мы опять целовались и я уже хотел поставить её раком и выебать но она остановила меня:

— Погоди, сегодня поедем к одной моей подруге верней даже собутыльнице. Ох, не один литр мы с ней выпили…

— Что за подруга? У тебя их тут много было…

— Тётю Юлю помнишь?

Я помнил. Помнил как всё время мать с ней и еще с одной-двумя подругами вечно сидели на кухне вокруг пузыря а я играл в соседней комнате. Папаши то дома не было, то спал, то с ними квасил. тётя Юля была бабой крупной, даже слишком. Ростом 1,75 не меньше (а то и больше), немного толстой с волосами до плеч (обычно носила крупной завивкой — да и когда мы пришли так и было), груди были крупные — 4 размер без всякого селикона. Ну и жопа была толстая.

— Ну и чё — поедем… Я ж тебя там не выебу. А её тем более.

— Это почему?

— А то ты не знаешь?

— Блядь, сына ты чё думаешь мать совсем дура чтоли? Мы почему с ней сдружились тогда ты знаешь?

— Нет.

— Она шлюха как и я та еще. Даже хуже. И сына то родила не знает от кого — по молодости блядовала, залетела — хотела аборт сделать да поздно. Мы с ней пару раз даже вместе обслуживали мужиков. Я ей как-то писала, потому что довеяю и про нас с тобой. Так у неё тоже с сыном было. Как она рассказывала пару раз всего и то когда ему 16 стукнуло и тоже по пьяни. Он алкоголиком не стал, у него потом подружка появилась, сейчас вот жена. Он к матери теперь даже не ездит — стыдно ему и за те пару раз и за мать-алкашку. Вот так вот. Так что мне с тобой повезло сыночек.

— Никогда тебя не брошу мам слышишь никогда!, я прижал её голову к своей груди и начал гладить по голове по волосам. И вдруг сам заплакал. Она заметила как я задрожал и забеспокоилась:

— Ну ты что? Чего ревёшь? Я верю что ты не бросишь, Господи иди сюда — она прижала меня к груди но я не мог остановиться.

— Ну что сынок, что? Выпить хочешь?

Я кивнул.

— Я щас, мигом., она выбежала из сарая и через две минуты прибежала с бутылкой самогона и двумя стаканами. Разлила по сто грамм и буквально влила мне мою порцию. Она тоже выпила. Я вроде немного успокоился.

— Ну вот видишь — выпил и сразу легче. Ты чего ревел?

— Да это я так про нас с тобой подумал. Хоть мы и пьяные зато какие счастливые. А другие вон родителей своих стыдятся.

— Ну да, не повезло Юльке. А баба-то она хорошая. Поехали, чё тянуть-то? Или не хочешь?

— Нет, поехали всё норм.

Мы взяли два литра самогона и кое-какую закусь (а вдруг у неё не будет) и поехали. Она нам очень обрадовалась — жила она бедно, еще бедней чем мы — в квартире одна рухлядь, старый телик, кровать еще старше. Работала дворничихой. Всю зарпалату пропивала. Вобщем когда мы пришли она была уже тоже пьяненькая — ну и мы уже махнули давно. Вобщем облобызались и тут же за стол. Пили самогон все втроём говорили восновном конечно о трахе — тётя Юля распрашивала какие позы мы любим, как часто у нас, мы ей расказывали. Она возбуждалась. Потом мы все курили и пили, закусывали и опять пили. После очередной рюмки мать сказала:

— А чё мы тебе расказываем? Можно ж и показать. Ты как не прочь? Сама то давно под мужиком была?

— Пять лет как… Никто не хочет — говорят иди просохни. А ты ж меня Галка знаешь — без бутылки такой пиздец мне сразу, что…

— Да знаю-знаю. Бедная ты бедная. А хочешь Витёк тебя отебёт? А я поучаствую.

Она повернулась ко мне и с надеждой спросила:

— Хочешь меня?

Я встал шатнулся малость и стянул нахуй трико вместе с трусами. Тётя Юля хотела мне отсосать но я потащил её в кровать, повалил и сказал только:

— Давай уж толком, мне мать сёдня уже сосала.

Я стянул с неё штаны и носки — она ходила в мужском трико почти как у меня — наверно ей так удобней было. А она потом быстро стянула рубашку под которой сразу оказались её голые груди. «Вот это дыни» подумал я тогда и зарылся в них головой. Потом вытащил, навалился на её тело, она раздвинула ноги и я вошёл в неё. У неё пизда была шире чем у матери и вобще самая большая которую я ебал. — баба то крупная, видать и там тоже. Надо же, подумал тогда, первый раз ты нажрался и ебёшься с бабой не из семьи. Тётя Юля тоже вовсю использовала крепкие словечки:

— Ох как хорошо! Еби меня Вить пьянь этакую. Давай сильней… глубже блядь! столько лет без мужика…

Я чувствовал что ей нравится и от этого даже обрадовался. Начал еще пуще стараться — теперь уже без стеснения — лапал её груди, жопу, даже поебал пальцем её задний проход и всё не переставал долбить. Тут я заметил что мать сидит на стуле и уже давно похоже открыто дрочит себе. А тётя Юля подо мной начала спускать. Причём много-то как… Оргазм был сильный, её трясло, спина выгибалась — а она ведь баба крупная (можно даже сказать толстая) и мне было не так привычно как с мамой, но всё равно класс!

— Я щас кончу!, предупредил я и хотел вытащить хуй но она запротестовала:

— Кончай в матку Вить, я уже старая — не залечу, не боись.

И я уже не парился — залил ей всю пизду по полной програме. И свалился на неё, головой на груди и отдышался. Мать к тому времени уже тоже вовсю кончала. Я увидел это сполз с кровати и на четвереньках дополз до матери и сунул голову ей между ног. Как же я это обожаю! Ничего слаще мамкиных соков и водяры нет на свете это точно. Мать уже сто лет не брила пизду — она её вобще бреет только если вдруг в завязку уйдёт, а так очень редко. Но я привык и не настаивал — вылизывал как получалось. Неприятно конечно немного но когда пьяный на такую хуйню внимания не обращаешь. Когда все по разу кончили мы сели покурить, выпили еще и нам стало совсем хорошо. Тут я предложил:

— Тёть Юль, а давай в попку. Ты как насчёт этого?

— Ой Вить мне уж столько лет туда не вставляли. Да у меня и вазелина-то нет.

— Ничего перебьемся. как нибудь. Ну если не хочешь я могу и маме вставить…

— Нет, давай уж попробуем., она стала на четвереньки я привычно плюнул на хуй и на ладонь — размазал как следует — повозился правда маленько пока проник пальцем в её задницу и смазал там всё потом долго не получалось войти — толи спьяну, толи с непривычки к её заду. Но когда хуй протиснулся и она закричала а потом застонала я уже без проблем ебал как привык. На этот раз возился долго — она успела спустить аж три раза пока я не выстрелил. Мать к тому времени сидела и пила самогон — её уже здорово развезло но она с удовольствием на нас смотрела.

Вобщем когда я кончил мы оделись и решили ехать домой — тут спать было особо негде. Кровать слишком маленькая даже для двоих. Тётя Юля нас всё время благодарила и всё говорила как ей завидно что у нас всё так хорошо. Мать только отмахнулась — мол и сыну развлечение и подруге помогла так что нехуй благодарить. Вышли мы конечно уже очень пьяные, но на ногах еще держались. Дошли кое как до остановки сели в маршрутку и приехали домой к бабке. За те пару недель она уже привыкла видеть что мы бухие и приставать не стала. Мы догнались еще маленько и легли спать.

***

Наутро мне за вчера стыдно стало. За утреней рюмкой спросил мать — не ревнует ли она меня за вчерашнее… Она только усмехнулась:

— Нет ты что, дурачок! Я Юльку хорошо знаю — она траха хотела, а за трах я ревновать не буду. Если ты даже к шлюхе пойдёшь простой — а она и есть шлюха. Мне её жалко я ей только малость вспомнить молодость помогла. Не еби себе мозги — я не в обиде.

— Мама, а давай сегодня просто напьемся. Прям с утра… А секс до завтра подождёт. Ты как не против?

— Ну если хочешь давай уж. Только у нас самогона осталось меньше бутылки.

— Я мигом! Щас сбегаю, давай деньжат!

Через 20 минут мы уже сидели и квасили. Вспоминали как это всё начиналось, как у нас был первый раз, смеялись над тем как я выпил свою первую рюмку. К середине первого литра зашла бабка. Вроде про еблю ничего не услышала. Мы звали её за стол и наконец это нам удалось — она села, мы выпили и наконец поговорили за жизнь. Она жаловалась на жизнь — что бедно живёт, что всё самой надо делать, что здоровье подводит. Наконец-то она не нудела и мы с ней хорошо поговорили. Договорили до донышка. Помогли ей лечь — она человек старый, мало надо. А сами вскрыли еще одну бутыль. Эту мы уже не осилили — после поллитра я блеванул — вечно не знаю когда остановиться и завалился на раскладушку. Мать тоже завалилась, но её не вырвало.

Вечером очнулись оба и первая мысль у меня была — снести башку нахуй чтоб не болела. Хотели похмеляться но бабка решила нас привести маленько в человеческий вид — дала рассолу, напоила чаем, накормила. Первое время это даже помогало — отвлеклись вроде, я почти про алкоголь и не думал. Даже мать поворчала маленько да заткнулась. Видно тоже отвлеклась маленько. Сели смотреть телевизор. Просидели часов до 7 вечера — потом мы с матерью начали жутко нервничать. У меня на лбу пот и мелкой дрожью всего заколотило. Отпросился покурить, мать за мной. Всё бухло осталось в хате — бабка нам врядли даст, хоть мы её и напоили утром. Вечер, уж поздно а мы поскребли по карманам — деньги были слава Богу. Пошли к нашей самогонщице. Так и так говорим мол трубы горят, дай хоть поллитру. У неё еще были запасы — выкупили еще два литра. Грамм по сто махнули прям у ней во дворе и пошли назад. Было уже темно но я потянул мать в сторону сарая:

— Пойдём, блядь там как раз еще махнём.

В сарае была та еще темнотища. Она уселась на табуретку опять, я одну бутыль спрятал, а другую мы по очереди хлебали. Была почти полная темнота, но мы закурили и по огонькам знали где мы. Потом мы стали целоваться иногда прерваясь, отпивая по глоточку и опять. Так мы нарезались прилично — я сидел уже просто на полу (то бишь на земле) прислонился к какой-то бочке металической, чтоб не завалиться нахуй, потом стянул свои штаны, нащупал мамину руку, притянул её к своему хую и она мигом начала его дрочить. В темноте когда она почувствовала что он готов она примерилась как следует и сунула его себе в пизду. Нам было уже абсолютно похуй испачкаемся мы или нет. Ебались мы долго — наверное с полчаса — она кончала, а у меня всё никак не шло. Я кряхтел и пыхтел, а она получала оргазм за оргазмом. Её пизда уже измучила мой хуй (в хорошем смысле) когда я кончил — в её пизде было так тепло что я даже когда хуй обмяк не хотел вытаскивать его. Но мать встала и сказала:

— Всё, хорошего понемножку Вить., она хлебнула самогону, протянула мне. Я тоже выпил и похоже опять лишнего — пили без закуси так что пришлось вырвать в углу. Потом пошли до дому. Постоянно спотыкались и падали, но не больно — тропинка была земляная, не бетоная. Когда бабка увидела нас таких красивых — грязных и вжопу она только рукой махнула — горбатых могила исправит. Мы не разделись, а свалились на свои раскладушки и тут же заснули.

***

Пару раз мать приводила к бабке в дом собутыльников — старых папашкиных знакомых (да и не только) и мы вместе напивались. Они потом ебались воткрытую а я либо напивался до отключки либо сьебывался по тихому на часок-другой. Не мог же я им сказать что я мать ебу и давайте мол вместе… Пускай уж кто другой поебёт я не ревнивый. Если бабуля была дома мама наоборот уходила с мужиками и приходила только под утро. Вобщем тогда я наконец увидел что она действительно шлюха — говорит что даже денег у них не просила. Но сотню другую всё ж совали.

Пробыли мы в России почти что месяц. Несколько раз нас пилили мол «вам лечиться надо, давайте мы вас закодируем…» Но мы их каждый раз посылали нахуй. Я то к тому времени уже окончательно забил на то чтоб бросать — мне слишком нравится быть пьяным. Даже если получится и я брошу всё равно при первом предлоге опять нажрусь. А мама тем более. Ходили на могилку к отцу, помянули его там как полагается. Вроде не заброшено — дядь Саша следит. За день до отьезда мы ночевали у дяди Саши — хорошенько надрались так что обошлись без секса. Вобще последнюю неделю всё реже как-то получалось — всё время на виду были. Но вот наступил день отьезда — нас рано растолкали мы были абсолютно никакие. С перепоя проблевались но не помогло, всё равно клонило в сон. Нам собрали каких-то продуктов в дорогу, напоили кофе — чтоб проснулись. Но не помогло.

Потом попрощались — это я всё смутно помню и дядя Саша отвёз к автовокзалу или откуда мы там должны были уехать не помню. По дороге купил нам водяры бутылку и сунул матери. Погрузил нас в автобус и мы тут же уснули. Проснулись чёрт знает когда. Причём я первый. Нашёл у матери в сумке бутылку, открыл и присосался — плевал я на попутчиков. Достал закусь, поел. Выпил где-то грамм 250, остальное оставил матери. Она проснулась через полчасика и тоже выпила. У нас была всего одна бутылка до следущей остановки. Мы её довольно быстро прикончили, наелись и опять уснули. На следующей остановке (еще в России) накупили себе топлива и доехали домой. Опять так же — пили да спали. Дядя Володя нас встретил — Оксана позаботилась и мы всю дорогу опять отсыпались. Дома нас сразу спать уложили. Утром мы проснулись рядом. Я первый. Когда сообразил что мы дома сразу вскочил и пошёл опохмеляться. Оксана уже сидела и пила.

— Привет Оскан! Ну как ты тут без меня? Всё синячишь?, я кинулся обнимать и целовать её.

— Ну вот ты вернулся! Я уж заебалась тебя ждать. Да всё у меня норма только вот секса хочется…

— Так а ну давай накорми меня сперва, а то я голодный как волк. А я пока хряпну.

Она пожарила яичницу с колбасой как я люблю а я пока выпил. Расказал ей как мы с мамкой прятались и что я так рад что дома. Она сказала что часто ездила к Люде, иногда к Вале ходила, но та сейчас в таком жутком запое что её только два раза в сознании застала, а так даже дверь не открывает.

Я доел, мы еще хряпнули пару рюмок — я наконец расслабился и тут уж я потянул её на диван. Она только этого и ждала. Возбуждёные жутко мы сорвали с себя всё стали целоваться — но потом я взял её за руки, помог встать тут женагнул её раком и быстренько сунул ей в пизду. Она вскрикнула и тут же застонала и запричитала:

— Ой, слава Богу ты вернулся! ….а то уж надоело дрочить. Ох, сильней давай, не жалей меня…

Я и не стал жалеть. Довольно быстро разогнался и как будто с цепи сорвался, крутил ей соски — походу очень больно, она орала но от удовольствия — уж я то знал что она это любит. А я тогда еще подумал: «В гостях хорошо а дома полюбому лучше. Можно ебаться с кем и сколько хочешь и бухать сколько хочешь — никто тебя ругать не будет.» За те четыре с лишним дня я накопил возбуждения и поэтому трах был еще больше в кайф. Мне даже удалось сначала залить ей пизду, а она кончить так и не успела. Тогда я повалил её на диван сунул в пизду палец и хорошо его там обмакнул и сунул ей в рот. Она с удовольствием облизала и сама полезла туда за спермой. Я начал масировать ей клитор, пальцем другой руки начал поёбывать её в жопу. Тут уж она продержалась недолго и её хорошенько затрясло. Когда Оксана начала спускать из спальни появилась мать.

— О, уже ебётесь, блядь… Ну-ну.

— Ма, ну пять дней считай без ебли. А она бедная так вобще…

— А ты уверен что она вобще? Оксан ты не с кем не еблась тут??

Оксанка всё еще отдышаться не могла от оргазма, но потом ответила:

— Не, какой там ебаться. Я почти всё время у Люды была, мы выпивали… Но траха хочется бля… Хорошо что вы приехали.

Мать ничего отвечать не стала — налила остатки водки в стакан, выпила, занюхала. Потом сунулась в холодильник сделала себе бутерброд. Мы с Оксанкой сели и закурили. Мама когда доела пошла в кладовку за бутылкой но походу ничего не нашла. Только кучу пустых.

— Оксанка ёбаный врот блядь где водяра?

— Галь это последний пузырь был… Надо в магазин бежать.

— Не ну ты, блядь даёшь! Знала ведь что вчера приедем и одну бутыль оставила — нихуя не затарилась. Пиздец просто!

Я решил заступиться:

— Ну мам, она сама вчера бухая была — видать забыла. Мы уж считай месяц друг друга не видели… Сходи ты, а?

— Как же не видели! Скажи хоть не ебали — чеснее будет. Что с вами сделаешь — ебитесь уж… Только сёдня вечером мне воткнёшь, понял. Оставь сил маленько…

— Обязательно., я улыбнулся.

Мама через пять минут ушла, а Оксана предложила:

— Давай в жопу, Витёк.

— А я именно этого и хотел предложить. Давай-давай блядь, вставай…

Она встала на четвереньки, я привычно примерился и начал протискиваться в задний проход. Хотя протискивался я недолго — можно сказать в два счёта хуй вошёл на всю длинну. Она сразу стала ловить кайф по полной — видать действительно почти месяц ни с кем не ебалась. Её уже здорово развезло — ведь выпиила почти поллитра, в голову ударило как следует и ей всё было похуй. А вот я выпил-то всего грамм 200. Мало бля. Когда мама вернулась мы всё еще в той же позе были — Оксанка то кончила, а вот я еще возился. Но потом я всё ж спустил — гладил её по голове, мял груди и спускал, спускал, спускал… Когда закончил, вытащил хуй и отдышался Оксана стала меня ласкать и жалеть и опять целовать. Мы валялись еще чёрт знает сколько и просто ласкались. Но потом присоединились к маме — сели за стол. Оксанки надолго не хватило — добавила пару-тройку рюмок и пошла спать. Мы с матерью закурили она опять налила. Мы сидели на этот раз рядом и я сначала начал гладить её бёдра — опять джинсы одела блядь. Когда бутыль опустела и мы уже оба лыка не вязали — доплелись кое как до спальни (Оксана уснула на диване) и рухнули. От проклятущих джинсов так избавиться не удалось — стянул их ей до колен и трусы тоже стянул малость. Она застонала и зашептала:

— Сынок давай не щас, давай вечером блядь спать охота!

Но я её не слушал. Просто навалился и начал ебать. Как только почуствовала хуй она тут же забыла про не сейчас, закрыла глаза и только сладко застонала иногда приговаривала:

— Давай сынок, еби свою мамку, еби родимый… Ох как хорошо то бля…

— А главное дома мамуль. И никто-никто нам не мешает.

В маминой пизде было так приятно и тепло а в голове гулял хмель — я лежал тогда и думал что хоть я и патриот но лучше чем здесь вот так мне никогда не было. Я не спешил — во первых уже кончил сегодня два раза во вторых потому что был уже здорово пьяный а в третьих я получал такой кайф от всего этого что хотел чтоб это не кончалось вобще. Но мамина пизда всё-таки выжала из меня очередную порцию малафьи. Кончили мы одновременно и тут уж ни в какую подушку оргазм прятать не стали — орали благим матом на всю квартиру. На соседей плевать — они врядли подумают что мать ебётся с собственым сыном. Может подумают собутыльника какого привела вобщем неважно. Когда хуй обмяк я его вытащил и даже немного разочаровался — так хотелось еще… Наконецто дорвался до нормальной ебли. Мама посмотрела на меня и сказала:

— Ну вот Вить, видишь как всё хорошо то… Принеси нам еще по сто грамм на сон примем, ага. Давай, сынуль иди.

Я пошатывался уже здорово, пить уж не особо хотелось но маму я обязательно поддержу. Выпили, занюхали, я прижал её к себе покрепче и мы быстренько отрубились.

ivanovviktor@web.de

ero-rasskazy.ruКлассическая эротикаА дальше наш отпуск потёк своим чередом - восновном бухали, если находили место и время чтоб никто не видел - обязательно трахались. Мать тоже хотела не меньше меня и я это видел. Дома-то легко - почти всегда если мы не в стельку можем перепихнуться. А тут... Но зато пили...Лучшие ceкс рассказы и клипы,пoрнo-истории и порно рассказы всех категорий.